Организации:

Британское содружество

News image

Статус - международная организация на основе общего прошлого Деятельность. Начало Содружеству бы...

Черногория сделала шаг к вступлению в НАТО (КАРТ

News image

Брюссель, Декабрь 04 (Новый Регион, Ксения Самойлова) – Члены НАТО ре...

Д-р Маргарет Чен: биография

News image

Д-р Маргарет Чен из Китайской Народной Республики получила диплом врача в ...

Европейский союз

News image

Флаг/Герб Статус региональная организация Структурные подразделения Еврокомиссия (КЕС, Комиссия европейских сообществ) — вы...

СНГ сегодня:

Уровень концентрации банков СНГ на крупных клиен

24 декабря. FINMARKET.RU - Уровень концентрации банков России и других ст...

Наблюдатели СНГ готовятся к трудностям на украин

КИЕВ, 24 декабря. Миссия наблюдателей на президентских выборах на Украине от...

Как отразится на деятельности СНГ выход из его с

На этот вопрос специально корреспонденту KM.RU Веронике Новиковой ответили: Александр Шатилов, за...

Новости G8:

Председателем Большой восьмерки с 1 января 2010г.

News image

Председателем Большой восьмерки (G8) индустриально развитых стран с 1 января 2010г. станет Канада. По...

Папа Римский доволен итогами саммита G8 в Аквиле

News image

Папа Римский Бенедикт Шестнадцатый удовлетворен итогами саммита большой восьмерки , состоявшегося 8-10 июля в ит...

Влияние НАТО:

Идея Медведева не прошла в НАТО

Первая с окончания войны с Грузией официальная встреча в рамках Со...

НАТО отвергает идею России о новом пакте безопас

НАТО не поддержал планы президента России Дмитрия Медведева о разработке но...

Как премьер-министр сопротивляется идее вступлен

14 сентября 2006 года Виктор Янукович принял участие в X за...


Операция «Освобожденная сила»
События - Влияние НАТО

Операция «Освобожденная сила» или «Немедленный ответ» (август-сентябрь 1995 г.)., потрясшая мир — явилась признаком новой расстановки сил в мире и подготовки к Дейтону. Очередной взрыв на рынке Маркале, в котором обвинили сербов, стал поводом для массированного бомбового удара по военному потенциалу Республики Сербской.

В Вашингтоне, как вспоминал Р. Холбрук, событиями в Сараеве был взбешен президент У. Клинтон, «который заявил Объединенным Нациям и нашим союзникам по НАТО, что больше нельзя ждать, настало время «жестоко ударить по мусульманским сербам» (70).

Командование сербской армии категорически отвергло причастность сербских войск к обстрелу мусульманской части Сараева. Главный штаб подчеркивал в заявлении, что не имеет в зоне боснийской столицы тяжелых вооружений. Но механизм боевой машины НАТО уже был запущен.

Основы военной операции НАТО в Боснии в нарушении мандата ООН заложил «Меморандум о взаимопонимании между главнокомандующим объединенными силами НАТО в южной зоне Европы и командующим силами ООН по охране в бывшей Югославии», подписанный от имени СООНО генералом Бернаром Жанвье и от имени НАТО адмиралом Л.Смитом (39). С текстом документа, в котором фактически речь шла порядке проведения военно-воздушных операций против сербов в соответствии с подготовленным списком «стационарных целей», не были ознакомлены два постоянных члена СБ — Китай и Россия. В качестве повода для нанесения ударов меморандум определял не только нападения на «зоны безопасности», но и любые другие военные приготовления сербских войск «на более широком географическом пространстве». Разработанный НАТО план предусматривал три стадии военного нажима на сербов: точечные удары, удары по ограниченным площадям, массированные боевые рейды. НАТО добилась расширения своих полномочий на самостоятельные силовые действия еще 21 июля 1995 г. на заседании КГ в Лондоне. Сами натовцы так объясняют цели военной операции: «Эти воздушные операции были начаты после того, как военное командование ООН сделало бесспорный вывод о том, что стрельба из миномета по г. Сараево за два дня до этого велась с позиции боснийских сербов. Решение по этим операциям было принято совместно главнокомандующим объединенными войсками НАТО в южной Европе и командующим миротворческими силами ООН по резолюции Совета Безопасности ООН № 836 и в соответствии с решениями Североатлантического Совета от 25 июля и 1 августа 1995 года, которые были одобрены Генеральным секретарем ООН. Общими целями НАТО и ООН были уменьшение угрозы зоне безопасности Сараево и сдерживание дальнейших нападений на нее или на любые другие зоны безопасности; вывод тяжелого оружия боснийских сербов из полностью запретной зоны вокруг Сараево и обеспечение полной свободы передвижения для сил и персонала ООН, а также представителей неправительственных организаций и неограниченное использование аэропорта в Сараево» (43, С. 59).

60 самолетов НАТО и артиллерия Сил быстрого реагирования (СБР) ночью и днем 30 августа шесть раз бомбили сербские позиции в районе городов Сараево, Пале, Озрен, Маевица, Горажде, Фоча, Чайниче, Тузла. Удары наносились по центрам связи, системам ПВО, военным складам. Только в сербском Сараеве разрушено было более 100 домов, в Касиндоле серьезно повреждена больница.

Вскоре после того, как НАТО начала воздушные операции в восточной части Боснии, мусульманские правительственные и хорватские силы начали наступление в западной части страны. За неделю, начиная с 10 сентября, мусульмане заняли большую часть Озренского выступа, а хорваты выдвинулись на значительное расстояние в юго-западной части страны, захватив и районы, в которых традиционно проживали сербы.

3 сентября командующий силами ООН в Боснии генерал Жанвье направил боснийским сербам ультиматум, в котором содержалась угроза возобновления воздушных налетов авиации НАТО 4 сентября в 23:00, если сербы не отведут свое тяжелое вооружение из 20-км зоны вокруг Сараева и если не будут соблюдать режим других «зон безопасности». Фактически этот ультиматум выдвинула НАТО, прикрываясь ооновским флагом. 5 сентября бомбардировки были возобновлены.

В последующие дни авиационная операция ВВС НАТО в БиГ проходила «с максимальной интенсивностью«. 11 сентября в районе города Баня-Лука были применены 13 ракет дальнего радиуса «Томогавк», разрушившие телекоммуникационные центры, радио и телетрансляторы, трансформаторные подстанции, линии электропередач, резервуары воды и другие жизненно важные объекты инфраструктуры. К 12 сентября было сделано 2300 боевых вылетов. В результате авианалетов были разбиты все радарные установки, склады оружия и боеприпасов, командные пункты, средства ПВО, мосты. Натовские генералы рассматривали эти налеты все еще в рамках первых двух стадий плана и в середине сентября стали поговаривать о переходе к третьему этапу. Большое удовлетворение налетами выразил американский президент, сказав, что в Боснии против сербов «не было геноцида. Там было чрезвычайно много осторожности и дисциплины, но также и твердости, и силы, и они были продемонстрированы надлежащим образом» (1). По убеждению западных аналитиков, именно авиаудары заставили сербов сесть за стол переговоров.

Под прикрытием натовских самолетов, используя фактор уничтожения военного потенциала сербов, мусульманские и хорватские войска предприняли серьезное наступление и заняли 400 кв. км. сербских территорий и приблизили количество земель к искомой цифре 51 %. Так, пали города Яйце, Мрконич-Град, Рибник, Сипово. В этих городах была учинена расправа над мирным сербским населением. Между войсками НАТО и мусульманскими силами существовала координация действий, без которой мусульмане не рискнули бы на подобную акцию. «Во время бомбардировок, — пишет К. Никифоров, — действовала прямая оперативная связь между командующим мусульманскими войсками Р. Деличем и натовскими военными. Именно Делич часто определял мешавшие мусульманам сербские цели, по которым затем наносился ракетно-бомбовый удар» (45, С. 168).

К середине сентября все намеченные НАТО военные цели были обстреляны. 13 сентября состоялась встреча С. Милошевича с представителями США и НАТО, на которой, как пишет Р. Холбрук, стало очевидно, что сербы хотят любым путем остановить бомбардировки. Изменился даже тон С. Милошевича. Однако размышления Р. Холбрука были достаточно циничными: необходимо продолжить бомбардировки даже по второму кругу, по старым целям, если хотим достичь лучших результатов и добиться больше уступок от Белграда (70). Вместо переговоров с руководством сербов в БиГ было решено вести переговоры только с С. Милошевичем, показывая тем самым, что именно его «считают ответственным за политику боснийских сербов» (70).

На призыв прекратить бомбардировки сербских позиций Россия получила ответ Генерального секретаря НАТО В. Класа, что НАТО не изменит своей позиции по этому вопросу. Консультации России и НАТО прошли безрезультатно, стороны не смогли сблизить позиции. Более того, НАТО пригрозило расширить зоны бомбовых ударов. Налеты продолжились, хотя руководители натовских структур некоторое время гадали, изменился ли курс России. Курс России не изменился. Б. Ельцин наложил вето на законопроекты, принятые парламентом, которые предусматривали одностороннюю отмену санкций в отношении Югославии и введение санкций против Хорватии.

Американский адмирал Лейтон Смит, командующий силами НАТО в Южной Европе, возглавлявший операцию против сербов в Боснии, заявил на пресс-конференции 15 сентября в Неаполе, что воздушные удары авиации НАТО по Республике Сербской продолжались 16 дней, в среднем по 220 боевых вылетов в день. Было совершено 3 500 боевых вылетов, нанесено 750 бомбовых ударов по 56 крупным целям и по 359 различным целевым точкам на сербской территории. В воздушных операциях участвовали около 320 боевых машин НАТО, поднимавшихся в воздух с военной базы в Италии, и несколько десятков самолетов — с американских авианосцев, курсирующих в Адриатическом море. Каждая цель в РС подверглась бомбовым ударам 13 или 14 раз (9, С. 27-28). По различным данным, было уничтожено 100 сербских целей, погибло более тысячи человек, из них 60 процентов гражданского населения (47).

Президент РС Р. Караджич объявил, что сербы могут пересмотреть свое решение об участии в переговорах по боснийскому урегулированию, если НАТО будет продолжать наносить авиаудары по сербским позициям. В послании, направленном Б. Ельцину, У. Клинтону и Д. Мейджору, Р. Караджич оценил действия НАТО как объявление войны сербам. Но сербская делегация в результате решила принять участие в переговорах, организованных под эгидой США и при непосредственном участии членов КГ. КГ предполагала провести серию встреч — в американской миссии в Женеве 8 сентября, затем через неделю — в российской миссии в Женеве, потом в Москве, позже в расширенном составе в Риме.

14 сентября НАТО объявила о приостановке ударов на 12 часов, чтобы достичь успеха в переговорах Р. Холбрука и Р. Младича и заставить сербов отвести тяжелое вооружение из 20-км зоны вокруг Сараева. 15 сентября было сообщено о продлении «паузы» в бомбардировках еще на 3 дня.

26 сентября в Нью-Йорке результатом пятичасовой встречи министров иностранных дел Югославии, Хорватии и Боснии стал принятый договор о конституционном устройстве БиГ. Далее должен был последовать договор о прекращении войны, а затем — о территориальном разграничении. США добились заключения 5 октября 1995 г. соглашения о прекращении огня на территории всей страны, которое включало в себя такие положения как гуманное обращение с задержанными лицами, свобода передвижения, право перемещенных лиц на возвращение в свои дома. Соглашение вступило в силу 12 октября (18, С. 5).

США готовились к Дейтону. Смирить строптивость сербов они пытались авиаударами, дипломатическим натиском, запугиванием дальнейшими санкциями. Последовавшее после бомбежек успешное наступление мусульман на сербские позиции заставило сербов почувствовать горечь поражения. Одновременно в СМИ была развязана кампания обвинений в уничтожении сербами тысяч мусульман после взятия Сребреницы летом 1995 г. «Козырной картой» для Вашингтона служили данные американской спутниковой разведки. На фотографиях, сделанных из космоса, видны участки перерытой земли. Как считали американцы, это могли быть могилы убитых американцев. И хотя позже никакие могилы не были найдены, в то время такой пропагандистский ход преследовал несколько целей: отвести критику от блока НАТО, нарушившего обязательство соблюдать нейтралитет в конфликте, отвлечь внимание от трагической судьбы 200 тысяч краинских сербов, ставших беженцами после наступления хорватских войск. Вашингтон также пытался добиться от С. Милошевича смещения и выдачи лидеров сербов в БиГ Р. Караджича и Р. Младича, объявив об их ответственности за преступления против мусульман. В расчет даже не брались объяснения Я. Акаши, который возложил ответственность за события в Сребренице на мусульман (3, С. 7). Я. Акаши и военное руководство СООНО также подверглись критике, что как нельзя кстати пришлось накануне Дейтона. Важно было показать бессилие ООН и создать рекламу возможностям нового «миротворца» — НАТО во главе с США.

Дейтонские соглашения, подписанные сторонами конфликта в США в ноябре 1995 г., включали в себя гражданские и военные аспекты будущего устройства Боснии и Герцеговины. Военные аспекты мирного урегулирования являлись приоритетной темой переговоров. Они закрепили долговременное присутствие сил НАТО на территории БиГ. В Соглашении оговаривалось, что силы будут действовать под руководством, управлением и политическим контролем Североатлантического совета через командные инстанции НАТО. Участие других государств в операции в БиГ должно быть предметом соглашения между такими государствами-участниками и НАТО. Благодаря подписанным соглашениям, НАТО впервые в истории своего существования не только расширила свои полномочия, но и вышла за обозначенные в Североатланитическом договоре 1949 г. границы зоны действия альянса.

Дейтонские соглашения закрепили вмешательство НАТО в урегулирование конфликта на территории бывшей Югославии. Речь идет и о географическом расширении зоны действия альянса, и о проверке его способности к выполнению новой миссии контроля кризисных ситуаций регионального масштаба «посредством ограниченного применения военной силы» (52, С. 442).

20 декабря 1995 г. произошла официальная передача функций СООНО войскам НАТО в БиГ. С декабря 1995 г. контингент миротворцев в Боснии и Герцеговине стал называться Миссией ООН в Боснии и Герцеговине (МООНБГ). ООН отводилась определенная роль в формировании полицейских сил. СБ учредил 21 декабря Специальные международные полицейские силы ООН и гражданский офис ООН сроком на один год с возможным продлением мандата, призванные способствовать осуществлению Дейтонского соглашения (8, С. 69-71). Однако полным хозяином Боснии и Герцеговины стали Силы по выполнению соглашения (СВС), а фактически НАТО. Хотя США неоднократно заявляли, что выведут свои войска из Боснии и Герцеговины, никто не сомневался в их долгосрочном присутствии в этом регионе.

Постепенно присутствие НАТО в регионе расширялось. Особенно остро вопрос о ее влиянии на политические процессы в Европе встал в связи с проблемой Косова. После Дейтона проблема прав человека в Косове стала центральной для ООН и других международных организаций. В августе 1996 г. в Подкомиссии по предупреждению дискриминации и защите меньшинств ООН был подготовлен проект «Положение в области прав человека в Косово», в котором Югославию обвинили в совершении систематических зверских преступлений, в том числе убийств, этнической чистки, расовой дискриминации, пыток и т. д., против албанского населения края. Реакция югославского руководства была жесткой. «Данный проект резолюции — это неслыханное и беспрецедентное явление в истории Организации Объединенных Наций», — писал в ООН временный поверенный в делах постоянного представительства СРЮ при ООН Мирослав Милошевич (10). Он обращал внимание членов Подкомиссии на то, что «точки зрения, изложенные в резолюции, означают самую что ни на есть откровенную поддержку сепаратистов из Косово и Метохии и их ультратеррористического крыла, которые с помощью и за счет материально-технической поддержки тех, кто разделяет их взгляды на международной арене, и их сторонников, систематически совершают террористические акты против гражданского сербского населения и представителей официальных властей. Оказывать сегодня поддержку, прямую или косвенную, терроризму — это преступление, которое самым вопиющим образом противоречит усилиям международного сообщества в борьбе против всех видов терроризма» (10).

Следует подчеркнуть, что в отличие от предшествующего периода руководство Югославии не шло на сотрудничество с ООН и НАТО по вопросам Косова, считая это вмешательством во внутренние дела суверенного государства.

В начале декабря 1997 г. косовская тема возникла на заседании Совета по выполнению Дейтонских соглашений по Боснии и Герцеговине в Германии. Хотя Дейтонские соглашения не касались проблем Косова, ведущие силы НАТО попытались придать официальную форму своей «заботе» об албанцах этой автономии. Североатлантический блок уже в августе предупредил югославского президента о возможности вооруженного вмешательства Запада в конфликт с целью предотвращения дальнейшего кровопролития. Как наиболее вероятный сценарий силовой акции в Косове рассматривались удары с воздуха по расположениям югославской армии. НАТО заняла самую активную позицию среди всех международных организаций. Получив в предшествующие годы в Боснии и Герцеговине карт-бланш на самостоятельную деятельность без решений ООН, закрепившись на Балканах как на военном плацдарме, НАТО стремилась в Косове продемонстрировать свою решимость в новой роли миротворца.

НАТО грозила Югославии воздушными ударами, если полицейские силы и военные продолжат свои антитеррористические операции в Косове. Представители НАТО заявляли, что альянс готов нанести удары без одобрения СБ. Страны-члены НАТО начали подготовку к возможной акции: составлялись оперативные планы, формировались команды и набирались самолеты.

В Заявлении союзного правительства от 30 апреля 1998 г. , распространенного в качестве документа Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности, отмечалось, что продолжается политика давления, «вмешательства во внутренние дела Сербии и Союзной Республики Югославии и поощрения сепаратизма и терроризма. Такие действия противоречат принципам Устава Организации Объединенных Наций, положениям Заключительного акта Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОВСЕ) и задачам обеспечения мира и стабильности в регионе» (19). Правительство высказало точку зрения, что «все вопросы, касающиеся равенства всех граждан в Косово и Метохии, могут быть решены только с помощью диалога и политических средств и что сепаратизм и терроризм заслуживают однозначного и публичного осуждения и изоляции всеми международными субъектами» (19).

Угрозы бомбовых ударов с воздуха по всей Сербии в октябре 1998 г. выполнили роль дамоклова меча, спасаясь от которого С. Милошевич подписал 13 октября договор с Р. Холбруком. Договор предполагал отвод сербских сил из края, размещение в крае 2 000 наблюдателей ОБСЕ, установление режима воздушного контроля самолетов НАТО над территорией Косова, размещение «сил интервенции в соседних странах в случае возникновения проблем» (74). Примечательно, что чисто европейскую миссию наблюдателей (ОБСЕ) возглавил американский посол Уильям Уокер, а обсуждение косовской проблемы в ОБСЕ происходило без представителей Югославии, которая была временно исключена из этой организации в период боснийской войны.

Против военной интервенции НАТО решительно выступила Россия, заявив, что вмешательство во внутренние дела суверенного государства требует особой процедуры прохождения в Совете Безопасности, для которой единодушие великих держав является непременным условием. Известный российский ученый-юрист, дипломат с большим стажем О. Н. Хлестов писал, что краеугольным камнем современного международного правопорядка является то, что «использование вооруженной силы в международных отношениях правомерно лишь в двух случаях: 1) при осуществлении права на самооборону; 2) по решению Совета Безопасности ООН против нарушителя мира или агрессора, что именуется принудительными действиями ООН». Поэтому если НАТО «осуществит принудительные действия без санкций Совета Безопасности, это взорвет всю правовую систему, на которой зиждутся отношения между членами мирового сообщества», что «явилось бы актом агрессии, как она определена в документах ООН, принятых в 1974 г.» (53)

После заключения договора «Холбрук-Милошевич» албанцы так и не сели за стол переговоров, сербские военные были выведены с территории края, а Освободительная армия Косова вновь заняла большую часть территории. Боевики продолжали получать оружие и боеприпасы из Албании, считая американцев и НАТО если не явными, то по крайней мере тайными союзниками.

23 марта 1999 г. союзное правительство приняло постановление об объявлении состояния непосредственной угрозы войны из-за опасности агрессии против Союзной Республики Югославии, которая не согласилась на присутствие иностранных войск в Косове и Метохии. В нем отмечалось, что «НАТО угрожает Союзной Республике Югославии, что противоречит всем нормам международного права и представляет собой прямую угрозу агрессии против суверенной страны» (21).

24 марта НАТО, нарушив суверенитет независимой Югославии, обрушила на страну бомбовые удары.

Во время агрессии Североатлантического альянса, которая длилась 78 дней, самолеты и крылатые ракеты использовались для поражения военных объектов, лишения боеспособности Югославской армии. Экономический потенциал 19 самых развитых стран мира, участвовавших в этой акции, превышал югославский в 679 раз. Атакам подвергалась вся территория Югославии. Авиация НАТО нанесла 2 300 воздушных ударов по 995 объектам. В налетах принимали участие 1 200 самолетов, в том числе 850 боевых, совершивших в общей сложности 25 200 авиавылетов. По территории Югославии выпущено более 1000 крылатых ракет, сброшено около 25 тыс. тонн взрывчатки (11; 49; 6).

Бомбовые удары кроме военных объектов были нацелены на национальные парки и заповедники, которые находились под защитой ЮНЕСКО, а также на средневековые монастыри и святыни: частично или полностью разрушены 10 православных и католических церквей и монастырей, в Джаковице тяжело поврежден исторический памятник «Табачки мост» IV в. н. э., Петроварадинская крепость и многие другие. В ряде городов были поражены больницы, водопроводы, мосты, школы, частные дома, телефонные и другие коммуникации, дорожные магистрали, склады сырья для искусственного удобрения, фабрики. Уже через несколько дней после начала акции площадь нанесения бомбовых ударов была расширена с территории Косова на всю Югославию. Пострадали хозяйственные и гражданские объекты, центры для беженцев из Боснии и Хорватии, более 150 школьных зданий, ТЭЦ, мосты, железные дороги, больницы, телевизионные ретрансляторы, табачная фабрика, нефтеперегонные заводы, самый крупный автомобильный завод «Застава», разрушены и повреждены более 30 мостов, десять раз ракеты падали на железную дорогу.

В результате агрессии за первые два месяца погибли 2 000 гражданских лиц, около 7 тыс. получили ранения, 30 % из них — дети. Материальный ущерб Югославии составил более 100 млрд. долл. (49; 6)

Бомбовые удары вызвали лавину беженцев из Косова. В 1998 г. во время военных столкновений между боевиками и югославской армией территорию края покинули 170 тыс. человек, главным образом, женщин и детей. С началом агрессии НАТО, т. е. после 24 марта, по данным Управления верховного комиссара ООН по делам беженцев, 790 тыс. этнических албанцев, 100 тыс. сербов, а также цыгане, адыгейцы, мусульмане стали беженцами. Большая часть албанцев бежала в Македонию и Албанию. Но часть из них нашла убежище в Сербии и Черногории (6).

Действия НАТО на Балканах вызвали неоднозначную оценку в мире. Сегодня многие общественные организации, объединения юристов, комитеты и комиссии разных стран присоединяют свой голос к осуждению военных действий альянса в Югославии.

Так, российские юристы расценили действия НАТО против Союзной Республики Югославии как имеющие ярко выраженную антигуманитарную направленность, приведшие не к устранению, а к эскалации нарушений прав человека. С точки зрения действующего международного права военная акция НАТО против Союзной Республики Югославии является нарушением основополагающих положений Устава ООН, документов ООН и ОБСЕ. Военные действия НАТО против Союзной Республики Югославии полностью подпадают под определение агрессии, утвержденное Генеральной Ассамблеей ООН 14 декабря 1974 года, в котором, в частности, говорится: «...будет квалифицироваться в качестве акта агрессии... бомбардировка вооруженными силами государства территории другого государства или применение любого оружия государством против территории другого государства». В определении подчеркивается, что «никакие соображения любого характера, будь то политического, экономического, военного или иного характера, не могут служить оправданием агрессии» (40).

Военная акция государств-членов НАТО в Югославии нарушает также ряд принципов Заключительного акта Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 года. В первую очередь это принципы неприменения силы или угрозы силой, территориальной целостности, нерушимости границ и принцип мирного урегулирования международных споров.

Государства-члены НАТО проигнорировали поддержанные ими ранее положения Хельсинкского документа СБСЕ 1992 года, создавшие структуру и механизмы по предотвращению конфликтов и кризисов, поддержанию мира, включая учреждение поста Верховного комиссара по делам национальных меньшинств, равно как и свои обязательства о продолжении долгосрочной миссии ОБСЕ в Косово, закрепленные в Лиссабонском документе ОБСЕ 1996 года (40).

В настоящее время невозможно в полном объеме оценить ущерб, нанесенный экологии региона в результате разрушения промышленных предприятий, прежде всего — химических и нефтеперерабатывающих. По мнению экспертов ООН, уровень загрязнения окружающей среды в некоторых районах Союзной Республики Югославии и в прилегающих странах достиг катастрофических масштабов. Необходима объективная оценка экологической обстановки, возникшей в результате военной акции НАТО на Балканах. Гражданское население Югославии до сих пор продолжает гибнуть от последствий кассетных бомб, сброшенных во время ракетно-бомбовых ударов НАТО.

Международное присутствие по безопасности, представленное войсками НАТО, и международное гражданское присутствие, действующее под эгидой ООН, не принесли в Косово и Метохию мира и спокойствия. НАТО не выполнила своих основных обязательств по обеспечению безопасности граждан и их имущества и по поддержанию общественного спокойствия, порядка и законности. В Косове продолжаются каждодневный террор, убийства, похищения, массовые нарушения основных прав человека, насильственное занятие квартир и домов, уничтожение православных памятников культуры и исторических памятников. С июня прошлого года в крае убиты 800 человек, из них более 700 были сербами. 630 сербов и черногорцев похищены. Косово уже покинули 350 тыс. сербов, черногорцев, цыган, мусульман, турок, горанцев. В большинстве косовских сел и городов вообще не осталось сербов (22).

Командование миротворцев своим бездействием фактически поощряет албанцев к преступлениям. НАТО закрепляется в этом регионе, строит военные базы в Урошеваце, Подуево и Пече и не собирается покидать край. Миротворцы игнорируют декларировавшиеся принципы суверенитета и территориальной целостности СРЮ — создают в крае независимую от центра государственную структуру. На этой земле больше не действуют законы федерации.

Доктор исторических наук
Гуськова Елена Юрьевна

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить