Организации:

Что мы знаем об Интерполе

News image

С ростом преступности на рубеже XIX и XX веков стал во...

Форум “Азия-Европа”: акцент – на права человека

News image

Ядерная программа Северной Кореи стала одной из главных тем стартовавшего в ...

СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ (СНГ)

News image

СОДРУЖЕСТВО НЕЗАВИСИМЫХ ГОСУДАРСТВ (СНГ), сообщество бывших республик Союза Советских Социалистических Ре...

Расширение НАТО и Военная доктрина России

News image

Приближение инфраструктуры блока к границам РФ не может не вызывать бе...

СНГ сегодня:

Уровень концентрации банков СНГ на крупных клиен

24 декабря. FINMARKET.RU - Уровень концентрации банков России и других ст...

Наблюдатели СНГ готовятся к трудностям на украин

КИЕВ, 24 декабря. Миссия наблюдателей на президентских выборах на Украине от...

Как отразится на деятельности СНГ выход из его с

На этот вопрос специально корреспонденту KM.RU Веронике Новиковой ответили: Александр Шатилов, за...

Новости G8:

Председателем Большой восьмерки с 1 января 2010г.

News image

Председателем Большой восьмерки (G8) индустриально развитых стран с 1 января 2010г. станет Канада. По...

Папа Римский доволен итогами саммита G8 в Аквиле

News image

Папа Римский Бенедикт Шестнадцатый удовлетворен итогами саммита большой восьмерки , состоявшегося 8-10 июля в ит...

Влияние НАТО:

Идея Медведева не прошла в НАТО

Первая с окончания войны с Грузией официальная встреча в рамках Со...

НАТО отвергает идею России о новом пакте безопас

НАТО не поддержал планы президента России Дмитрия Медведева о разработке но...

Как премьер-министр сопротивляется идее вступлен

14 сентября 2006 года Виктор Янукович принял участие в X за...


Миссия СООНО в Хорватии
События - Влияние НАТО

Приход «голубых касок» во многом завершил долгий и мучительный процесс военного противоборства, политического бескомпромиссного противостояния. Однако долгожданный мир оставил для сербов открытыми целый ряд вопросов, среди которых — определение границ между Республикой Сербской Краиной, Сербией и Хорватией, перспективный статус сербских областей, присутствие хорватской администрации на территории под защитой международных сил. Но в центре стояла проблема взаимоотношения РСК с Хорватией. Хорватия считала эти территории своими и обязалась перед мировым сообществом предоставить жителям этих территорий определенные права. Сербия, проявив гибкость, считала, что в условиях войны этот вопрос решить не удастся и необходим мораторий и на эти земли, и на эти проблемы. Сербия полностью согласилась с предложением Сайруса Вэнса о специальном статусе Краины как переходном решении, о необходимости политического диалога представителей Хорватии и РСК. Народ Краины, провозгласив 19 декабря 1991 г. Республику Сербскую Краину, рассчитывал приобрести международное признание, независимость и право самим определять, в каком государстве жить. Скупщина Краины приняла постановление, согласно которому на территории РСК будет действовать Конституция Югославии, что должно было обеспечить функционирование правовой системы в Краине. Впоследствии путем мирных переговоров республика надеялась войти в состав Югославии. Председатель республики Горан Хаджич считал, что никогда больше в РСК не будет развиваться хорватский флаг: «Так решил этот народ, и так будет». Как один из возможных в республике обсуждался вариант создания в Хорватии двух республик — хорватской и сербской.

Функции СООНО в Хорватии определялись резолюциями СБ ООН. Мандат Организации Объединенных Наций в Хорватии основывается главным образом на следующих резолюциях Совета Безопасности: резолюции 743 (1992) от 21 февраля 1992 года об учреждении СООНО в соответствии с планом по поддержанию мира (S/23280, приложение III), касающимся хорватских районов, охраняемых Организацией Объединенных Наций (РОООН); резолюция 762 (1992) от 30 июня 1992 года об учреждении совместной комиссии для надзора за процессом постепенного возвращения «розовых зон» под контроль хорватских властей; резолюции 769 (1992) от 7 августа 1992 года, предусматривающей установление СООНО пограничного контроля в международных пунктах пересечения границы в направлении РОООН; резолюции 779 (1992) от 6 октября 1992 года, в которой речь идет о Превлакском полуострове и одобрено взятие СООНО под контроль плотины Перуча; резолюции 802 (1993) от 25 января 1993 года, содержащей призыв к прекращению огня и других мерах в связи с хорватским вооруженным нападением 22 января 1993 года; резолюции 807 (1993) от 19 февраля 1993 года, предусматривающей дополнительные меры в связи с событиями 22 января продление мандата СООНО до 31 марта 1993 года; резолюции 815 (1993) от 30 марта 1993 года, в соответствии с которой мандат СООНО был продлен еще на один временный срок до 30 июня 1993 года. Генеральный секретарь регулярно представлял Совету доклады о прогрессе, достигнутом СООНО в отношении этих основных резолюций. Миссия была создана в качестве промежуточного механизма для создания в Хорватии условий мира и безопасности, необходимых для проведения переговоров по всеобъемлющему урегулированию югославского кризиса. В плане по поддержанию мира в Хорватии предусматривался вывод войск Югославской народной армии и демилитаризация РОООН, возвращение беженцев, восстановление полицейских сил; рассматривались также смежные вопросы, касающиеся планируемого процесса нормализации.

Три обозначенные в плане С. Вэнса района, охраняемых ООН, были разделены на 4 сектора: «Север», «Юг», «Восток», «Запад». Всего в Хорватии было размещено около 15 тыс. миротворцев.

Сектор «Север» (Бания, Кордун, т. е. северная часть Краины) покрывал территорию в 2 100 кв. км., был развернут в апреле 1992 г. Там были размещены батальоны из Дании, Польши и Нигерии, которые приступили к своим обязанностям 2 июля. Штаб сектора располагался в местечке Топуско, некогда прекрасной здравнице общеюгославского значения. Всего в 1994 г. в секторе было 4 045 миротворцев, из них 3 607 военных, 67 военных наблюдателей 170 полицейских (69).

В секторе «Юг» (южная часть Краины) в апреле 1992 г. были полностью развернуты батальоны из Франции и Чехословакии общей численностью 1 505 человек. В мае прибыл кенийский батальон, позже — иорданский. СООНО в секторе приступил к своим обязанностям 2 июля. Штаб сектора располагался в городе Книн, столице никем не признанной Республики Сербской Краины. Всего в секторе в 1994 г. было размещено 4 348 миротворцев, из них 3 898 военных, 84 военных наблюдателя, 140 полицейских (69).

В секторе «Запад» в апреле 1992 г. был развернут канадский пехотный батальон, численностью 1 373 человека. Ожидалось также прибытие военных из Аргентины, Непала и Иордании (26, С. 1). 20 июня 1992 г. СООНО приступил к выполнению своих обязанностей в секторе. Штаб располагался в городке Дарувар, печально известном по антисербским гонениям еще в 1991 г. В 1994 г. в секторе было размещено 3 100 миротворцев, из которых 2 786 военных, 30 военных наблюдателей, 198 полицейских (69).

В секторе «Восток», который охватывал Восточную Славонию и Баранью, в апреле 1992 г. военный компонент СООНО составлял 1 293 человека, и включал в себя два батальона — из России и Бельгии. В полном объеме к выполнению своих обязанностей батальоны приступили 15 мая. По численности миротворцев сектор был самым малочисленным. В 1994 г. здесь служило 1 860 человек, из них 1 518 военных, 28 военных наблюдателей, 136 полицейских (69). Штаб сектора располагался в городе Эрдут. Бельгийский батальон в составе 700 человек, размещавшийся на севере сектора, установил на границе разделения сил 9 контрольно-пропускных пунктов, а русский батальон в составе 858 человек, — 62.

Летом 1992 г. перед секторами СООНО в Хорватии стояли следующие конкретные задачи: разъединить хорватскую и сербскую стороны силами «голубых касок», поставленных по линии разграничения; установить и поставить под свой контроль все пропускные пункты на главных дорогах, ведущих в РОООН, не допускать проникновения военных формирований через эти пропускные пункты, а также жителей, которые там не проживают; ликвидировать нарушения договора о прекращении огня с использованием тяжелого оружия, в частности, артиллерии и танков; демилитаризировать РОООН; наблюдать за отводом обеими сторонами тяжелого вооружения на расстояние 30 км от линии конфронтации и сдачей его под контроль миротворческих сил, выводом Югославской народной армии из всех секторов, отводом от линии фронта подразделений Хорватской армии, демобилизацией сил территориальной обороны и военизированной милиции; пресекать массовое изгнание мирных жителей из своих домов; предотвращать переброску через границы оружия, боеприпасов и других материалов военного назначения в сектора под охраной ООН. При возникновении столкновений «голубые каски» должны были встать между враждующими сторонами. Военные наблюдатели должны наблюдать за процессом демилитаризации указанных районов, отмечать рост напряженности в соседних с зонами районах, фиксировать случаи столкновений или проявления враждебности, концентрации тяжелого вооружения.

Основная посылка, лежавшая в основе плана по поддержанию мира в то время, заключалась в том, что он будет иметь временный характер — действовать лишь до достижения всеобъемлющего политического урегулирования. Предполагалось, что переговоры будут проводиться в рамках Конференции Европейского сообщества по Югославии под председательством лорда Каррингтона. Один из принципов этой Конференции заключался в отказе от одностороннего изменения границ (S/23169, пункт 21). Поэтому с гипотетической точки зрения, как полагал Б. Бутрос-Гали, существовала возможность урегулирования проблемы между Республикой Хорватией и сербским населением, проживающим в РОООН и «розовых зонах», путем согласованной корректировки границ. Однако в ходе переговоров по вопросу о плане по поддержанию мира руководство СООНО никогда не упоминало такую возможность, наоборот, указывало, что единственной основой для урегулирования является признание хорватского суверенитета в обмен на гарантирование прав краинских сербов как меньшинства. Сербы никогда не соглашались с этой позицией и не скрывали своей решимости добиться независимости от Хорватии (34).

С принятием Хорватии в Организацию Объединенных Наций в мае 1992 года руководителям ООН «стало совершенно ясно, что урегулирования следует добиваться без изменения международно признанных границ этого государства». Это было четко подчеркнуто, когда Совет Безопасности в пункте 5 своей резолюции 815 (1993) постановил, что он поддерживает «Сопредседателей Координационного комитета Международной конференции по бывшей Югославии в их усилиях по содействию определению будущего статуса тех территорий, входящих в районы, охраняемые Организацией Объединенных Наций (РОООН), которые являются составной частью территории Республики Хорватии...» (34). После принятия этой резолюции, которая, по мнению сербов, предрешала результат политических переговоров, сербские власти стали еще больше противиться какому бы то ни было диалогу. Совет Безопасности официально разъяснил, что международное сообщество не будет рассматривать притязания местных сербских властей на признание в качестве суверенного образования (так называемой «Республики Сербская Краина»). Стремление сербов к суверенитету в значительной степени определило их отношение к присутствию СООНО и положениям плана по поддержанию мира. Их отказ осуществить демилитаризацию был продиктован страхом насильственного поглощения Хорватией. Это понимали руководители и ООН, и СООНО (34).

В июле 1992 г. Генеральный секретарь ООН уже отмечал определенные успехи в осуществлении задач СООНО в Хорватии (31, С. 9). Потребовались упорство, мужество и профессионализм для развертывания миротворческих сил в условиях продолжающихся боевых действий, для создания зоны разведения среди минных полей, для построения наблюдательных контрольно-пропускных пунктов на условной границе при полном отсутствии соответствующей инфраструктуры. Постепенно задачи СООНО расширялись. Дополнительные задачи заключались в следующем: осуществление контроля за немедленным выводом из «розовых зон» хорватской армии, сербских сил территориальной обороны и любых нерегулярных формирований; осуществление надзора за восстановлением власти хорватской полиции и воссозданием подразделений местной полиции пропорционально той демографической структуре, которая существовала в этих районах до начала конфликта; наблюдение за поддержанием правопорядка; дальнейшее хранение тяжелой техники подразделений ЮНА; развертывание сил вдоль линии конфронтации и в «розовых зонах»; создание совместной комиссии для осуществления надзора за процессом восстановления власти хорватского правительства в «розовых зонах».

Осуществление задач миротворцев столкнулось с серьезными противоречиями в трактовке сторонами роли СООНО на этой территории. Сербы, используя защиту СООНО, продолжали строительство собственного государства. Подразделения СООНО в секторах помогали сербам в налаживании мирной жизни — раздавали бензин во время посевной, помогали с лекарствами, сотрудничали по хозяйственным вопросам. Это не могло не вызвать тревогу у официальных хорватских властей, понимавших, что интеграция этих областей в Хорватию может затянуться. Поэтому правительство Хорватии настаивало на скорейшем воссоединении этих территорий с Хорватией в соответствии с ее международно признанными границами и на возвращении хорватских беженцев и перемещенных лиц в свои дома в районах, охраняемых ООН. Для осуществления этих целей Хорватия использовала все возможные способы, включая военные.

Дипломатические методы правительства Хорватии включали в себя письма Генеральному секретарю, заявления и обращения в Совет безопасности с просьбой изменить содержание мандата СООНО. В 1993 и 1994 гг. Хорватия пыталась активно повлиять на решение вопроса, поднимая в средствах массовой информации кампанию против продления мандата «голубым каскам». В Загребе штабу миротворцев никогда не давали забыть о тяжелой судьбе Хорватии, о «сербском агрессоре», об обездоленных беженцах. Вокруг штаба выросла «стена жалости» из кирпичей, на каждом из которых было написано имя погибшего или пропавшего на войне хорвата. На ней и около нее постоянно горели скорбные свечи. Около ворот штаба часто митинговали женщины в черном. Особенно активными (с помощью правительства) были беженцы. Они проводили многочисленные пикеты, устраивали многодневные блокады на дорогах, ведущих в сектора, постоянно обращались с петициями к руководству СООНО.

Используя мирное время для наращивания вооруженных сил, Хорватия не только угрожала вооруженным вторжением на территорию, охраняемую ООН, но и осуществляла свои угрозы. В январе 1993 г. хорватская армия напала на территорию РСК в районе моста у Масленицы. Хорватское наступление сопровождалось массированным использованием артиллерийского огня и привело к большим разрушениям и гибели местных жителей. Были потери и среди миротворцев — двое военнослужащих погибли, четверо получили ранения. Б. Бутрос-Гали в своем докладе отмечал, что «первоначальный успех СООНО по размещению тяжелого оружия сербских сил территориальной обороны в хранилищах с системой «двойного замка» был сведен на нет после наступления хорватской армии 22 января 1993 года в южном секторе и прилегающих «розовых зонах» (30). Совет Безопасности 25 января в Резолюции № 802 осудил действия хорватских вооруженных сил, но наступление хорватских войск продолжалось: они заняли район Масленицы, аэродром Земуник, а 29 января заняли Перучскую плотину. Перестрелки наблюдались и в других городах — Госпиче, Бенковаце, Оброваце и др. Эти события показали, что «голубые каски» не способны были выполнить функцию разделения враждующих сторон и преградить путь наступлению хорватских войск. Они не только не могли защитить мирное население, но и сами оказались беззащитными, просто расступались перед надвигающейся армией.

Следующим серьезной пробой надежности концепции «голубых касок» было наступление хорватских сил в сентябре того же года в районе анклава Медак. Специальные подразделения хорватской полиции вторглись на охраняемую миротворцами сербскую территорию и захватили три сербские деревни.

В конце 1993 г. вновь осложнилась обстановка в Сербской Краине — Хорватия поставила условия Совету Безопасности: или помочь ей установить власть на всей территории, или вывести «голубые каски», которые служат «щитом для сербского агрессора». Хорватское правительство все активнее предпринимало меры, призванные подчеркнуть его намерение воссоединить охраняемые ООН зоны с Хорватией — открыло аэропорт в Земунике, Масленицкий мост, за которым не последовал отход армии на прежние позиции. Все это усиливало враждебность и недоверие сербского руководства к СООНО, чувство неуверенности в своей безопасности.

Соглашение о прекращении огня от 29 марта 1994 г., заключенное под эгидой МКБЮ при участии послов США и России в Загребе, положило конец активным боевым действиям между хорватскими правительственными силами и силами сербов Краины. Переговоры по вопросам экономического сотрудничества, длившиеся больше года, закончились подписанием 2 декабря Соглашения о водоснабжении, энергоснабжении, автомобильных дорогах и нефтепроводе (16).

Я. Акаши отмечал в октябре 1994 г., что Силы ООН по поддержанию мира пришли в Хорватию, чтобы оказать помощь ее правительству в реализации соглашения о прекращении огня, которое должно было положить конец жестокому конфликту, унесшему жизни тысяч людей. «Существовали надежды на то, что с подписанием этого соглашения скоро дело дойдет и до политического решения. Мало кто тогда — как в ООН, так и в Хорватии — мог предвидеть, что и за два с половиной года политическое решение достигнуто не будет, а СООНО все еще будет здесь» (2, С. 4). Силы ООН с этого времени активно ориентировались на решение политических проблем.

Резолюция № 947 от 30 сентября 1994 г. продлевала еще на 6 месяцев и расширяла мандат СООНО в Хорватии — под наблюдением Сил должны были проходить восстановление власти «в розовых зонах», соблюдение о договора о прекращении огня, добровольное возвращение беженцев. Однако эти процессы протекали вяло, сводились к созданию комиссий по обмену военнопленными, телами убитых, к разговорам по гуманитарным вопросам. Возвращения беженцев в этот период ожидать не приходилось. Наоборот, под эгидой «голубых касок» продолжался отъезд хорватского населения из РСК и сербского — из Хорватии в РСК.

31 марта 1995 г. по решению Совета Безопасности в рамках общей реформы структуры голубых касок на территории бывшей Югославии и создания трех взаимосвязанных операций по поддержанию мира СООНО в Хорватии был преобразован в Операцию ООН по восстановлению доверия (ОООНВД). Но восстановления доверия не получилось. Не дождавшись положительных для себя результатов деятельности миротворцев, Хорватия решила начать присоединение Западной Славонии и Книнской Краины силой в мае и августе 1995 г. Миссия оказалась не у дел.

В ноябре 1995 г. численный состав миссии включал в себя 6 581 военнослужащих, 194 военных наблюдателя и 296 гражданских полицейских, которые были развернуты в контролируемой сербами Западной и Восточной Славонии, Книнской Краине (8, С. 65). Наблюдатели были также размещены на Превлакском полуострове. Хотя перед ОООНВД ставилась цель наблюдения за осуществлением прежних резолюций и соглашений, актуальными были и новые задачи — помощь (доклады и наблюдения) в осуществлении контроля за пересечением международных границ между Хорватией, Боснией и Герцеговиной, а также между Хорватией и СРЮ; содействие доставке гуманитарной помощи в БиГ через Хорватию; контроль за демилитаризацией Превлаки. Миротворцы должны были стать гарантом территориальной целостности Хорватии.

Деятельность СООНО в Хорватии в итоге не смогла выполнить свою основную задачу — предотвратить вооруженные действия и защитить сербское население от нападения хорватской армии.

Видимо, согласившись с действиями Хорватии, ООН уже 10 августа 1995 г. приняла решение вывести войска СООНО из Хорватии. Небольшое количество голубых касок осталось лишь в секторе «Восток». Интеграцию Восточной Славонии предполагалось осуществить мирным путем. 12 ноября 1995 г. было подписано Основное соглашение о районе Восточной Славонии, Бараньи и Западного Срема. После создания временной администрации ООН на этой территории мандат ОООНВД был прекращен.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить