Организации:

Россия – НАТО: работа над ошибками

News image

Решение России ввести мораторий на ДОВСЕ в полной мере соответствует тр...

Что мы знаем об Интерполе

News image

С ростом преступности на рубеже XIX и XX веков стал во...

АССОЦИАЦИЯ СТРАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

News image

АССОЦИАЦИЯ СТРАН ЮГО-ВОСТОЧНОЙ АЗИИ, АСЕАН (Association of South East Nations, AS...

Руководство ВОЗ

News image

Целью ВОЗ, как указано в ее Уставе, является достижение всеми на...

СНГ сегодня:

Уровень концентрации банков СНГ на крупных клиен

24 декабря. FINMARKET.RU - Уровень концентрации банков России и других ст...

Наблюдатели СНГ готовятся к трудностям на украин

КИЕВ, 24 декабря. Миссия наблюдателей на президентских выборах на Украине от...

Как отразится на деятельности СНГ выход из его с

На этот вопрос специально корреспонденту KM.RU Веронике Новиковой ответили: Александр Шатилов, за...

Новости G8:

Председателем Большой восьмерки с 1 января 2010г.

News image

Председателем Большой восьмерки (G8) индустриально развитых стран с 1 января 2010г. станет Канада. По...

Папа Римский доволен итогами саммита G8 в Аквиле

News image

Папа Римский Бенедикт Шестнадцатый удовлетворен итогами саммита большой восьмерки , состоявшегося 8-10 июля в ит...

Влияние НАТО:

Идея Медведева не прошла в НАТО

Первая с окончания войны с Грузией официальная встреча в рамках Со...

НАТО отвергает идею России о новом пакте безопас

НАТО не поддержал планы президента России Дмитрия Медведева о разработке но...

Как премьер-министр сопротивляется идее вступлен

14 сентября 2006 года Виктор Янукович принял участие в X за...


Проблема паритетности условий вступления секторов российской экономики в ВТО
Международные организации - Всемирная торговая организация

проблема паритетности условий вступления секторов российской экономики в вто

Адуков Р. Х., доктор экономических наук, профессор, заведующий отделом ГНУ ВНИЭТУСХ

Проблема вступления России в ВТО стала одной из наиболее обсуждаемых в последнее время на политических и научных форумах, в средствах массовой информации. В ходе этих дискуссий, как правило, высказываются радикально противоположные мнения. Судя по публикациям, сторонники и противники вступления страны в ВТО подразделяются в зависимости от их принадлежности к той или иной отрасли экономики. В секторах монопольного типа, то есть в так называемых олигархических отраслях, каковыми являются нефтяная, газовая, металлургическая, электроэнергетическая и частично химическая, больше тех, кто ратует за вступление в ВТО. Банковский сектор тоже «за», но на льготных условиях, так как считает, что не сможет конкурировать с зарубежными банками, оказывающими для клиентов более разнообразные и дешевые услуги.

Противниками членства России в ВТО, в основном, являются производящие отрасли, которые принято называть реальными секторами экономики. К таким отраслям, прежде всего, относятся машиностроительный, авиастроительный и агропромышленный комплексы. Они слишком ослабли в ходе реформ и не в состоянии конкурировать с зарубежными фирмами. Однако следует учитывать, что именно состояние этих отраслей определяет уровень развития национальной экономики. И, если в ходе конкурентной борьбы данные отрасли будут развалены, Россия окончательно превратится в сырьевую базу, потеряв шанс занять в мировой экономике место, соответствующее её научному, кадровому, природному и иному материальному потенциалу. Поспешное вхождение в ВТО, к чему стремится руководство России, безусловно, приведет именно к такому итогу.

Возможно, со временем на «расчищенную» от российских предприятий экономическую площадку придут зарубежные инвесторы со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако этому процессу может помешать рост социальной напряженности в стране, который будет усиливаться по мере развала упомянутых ранее и других реальных секторов экономики.

В спорах по поводу вступления в ВТО противники форсирования данного процесса обоснованно отмечают недостаточную прозрачность позиций российской стороны на переговорах. Действительно, руководство страны не освещает в должной мере условия вхождения в ВТО, а также возможные позитивные и негативные последствия от членства в ней. Во всяком случае, не излагаются научно-обоснованные аргументы, базирующиеся на конкретных расчетах, которые убедили бы общество в целесообразности принимаемых Правительством России мер в данной области. Это, как минимум, дает основание полагать, что интересы России на переговорах с руководством ВТО отстаиваются в недостаточной мере.

Судя по заявлениям ответственных представителей руководства страны, вопрос о вступлении России в ВТО практически решен и юридически будет оформлен в течение 2005 года. В связи с этим споры о целесообразности членства в ВТО фактически теряют свою актуальность и на первый план выходят условия вступления. Среди множества вопросов, касающихся этой проблемы, одним из наиболее актуальных, с нашей точки зрения, является выбор приоритетов. Вызвано это тем, что по правилам ВТО любая льгота, предоставленная одной стороне по какому-либо вопросу, сопряжена с необходимостью уступок в чем-то ином. Иначе говоря, если России несколько уступили, к примеру, на рынке нефтепродуктов, то от неё обязательно потребуют уступок на рынке других товаров. В случае вступления России в ВТО, исходя из сложившихся в стране приоритетов, то есть подходов к формированию макроэкономической политики, приведших к чрезмерным межотраслевым перекосам, то экономике страны может быть нанесен очередной удар, который еще больше усугубит имеющиеся проблемы и, тем самым, обострит социально-экономический кризис.

Попытаемся объяснить это на примере аграрного сектора, состояние которого, вследствие игнорирования его интересов, в течение длительного времени остается крайне неудовлетворительным. Так, мировой опыт показывает, что при наличии нормальных условий хозяйствования доля несостоятельных формирований аграрного сектора обычно не превышает 10-15 %. В России, как известно, около 80 % сельскохозяйственных организаций обладают признаками банкротства. Это свидетельствует о том, что главная причина кризиса в отрасли — неэффективность системы государственного управления отраслью.

Глубина и большая продолжительность кризиса в аграрном секторе говорят о том, что существующая система государственного управления экономикой явно не отвечает рыночным требованиям.

Основным условием обеспечения приемлемых условий хозяйствования является наличие научно-обоснованного межотраслевого баланса. Формирование данного баланса — одна из ключевых задач системы государственного управления в области экономики. Без её решения избежать возникновения диспаритета цен практически невозможно. Диспаритет же цен, в свою очередь, неизбежно ведет к экономическому, социальному, а затем и к политическому кризису.

Механизм зарождения кризиса в одной отрасли и его распространения на всю экономику схематично заключается в следующем.

Известно, что кризис в аграрном секторе во многом обусловлен несправедливыми отношениями между сельскохозяйственными предприятиями и формированиями других отраслей. К примеру, пользуясь своим монопольным положением, в течение продолжительного времени банки существенно завышали стоимость кредитов, предоставляемых хозяйствам, а перерабатывающие предприятия слишком явно занижали цены на закупаемую у сельхозтоваропроизводителей продукцию. Более того, даже по таким бросовым ценам рассчитывались с хозяйствами несвоевременно, или вовсе не рассчитывались. Это способствовало подрыву экономики сельхозорганизаций и, тем самым, сокращению сырьевой базы перерабатывающих предприятий. Как следствие, данная практика вскоре отрицательно повлияла уже на состояние экономики самих перерабатывающих предприятий. В результате из них выжили, в основном, лишь те, которые усовершенствовали свои отношения с сельхозтоваропроизводителями, то есть построили их на более справедливой основе.

Затем, экономически ослабевшие сельскохозяйственные и перерабатывающие предприятия оказались не способными обновить свою техническую базу, снизили объемы закупок других ресурсов. Это негативно сказалось на экономике предприятий, производящих для них технику, оборудование и оборотные средства. В связи с этим цены на средства производства быстро стали расти. Многие это явление восприняли, лишь как желание машиностроительных и других предприятий увеличить свои прибыли. Однако, как показывает анализ, это не совсем так. Дело в том, что многократное снижение объемов реализации продукции вынуждает данные предприятия увеличивать цены на тракторы, комбайны, другую технику и оборудование. Иначе они не смогут возместить затраты, то есть выжить.

В конечном итоге, от кризиса в сельском хозяйстве в той или иной форме пострадали многие секторы экономики, включая торговый и банковский, а также бюджеты всех уровней. Вызвано это снижением покупательной способности населения, уменьшением средств предприятий на банковских счетах, ухудшением инвестиционной привлекательности производящих отраслей и т. д. Естественно, эти явления препятствуют росту конкурентоспособности предприятий торговли, банков. Поэтому вполне понятны опасения представителей банковского сектора, признающих свою неспособность работать на одном поле с зарубежными банками. Вместе с тем следует отметить, что в этом во многом виновны и сами банки, много лет «рубившие сук, на котором сидят».

Нетрудно спрогнозировать, что вступление России в ВТО рано или поздно приведет к тому, что отечественным банкам придется вступить в конкуренцию с более сильными и гибкими зарубежными банками. В результате, по всей вероятности, многие российские банки станут банкротами.

Таким образом, ущемление интересов одной отрасли (в данном случае аграрного сектора) по принципу домино вызвало цепную реакцию и нанесло ущерб всей экономике России. Из этого следует, что в экономике существует такой принцип, как «кризис в одном секторе экономики приводит к кризису в других секторах». Его наличие и объективный характер объясняются тем, что национальная экономика представляет собой единый организм. Поэтому, во избежание кризиса, с помощью государственных экономических регуляторов необходимо формирование условий хозяйствования, приемлемых для всех отраслей.

Судить о том, насколько значителен дисбаланс во взаимоотношениях между сельскохозяйственными и перерабатывающими предприятиями, можно из следующего сравнения. В ФРГ цена сельхозтоваропроизводителя (кооператива, фермера и т. д.) в розничной цене литрового пакета молока составляет 65 %. В России же в лучшем случае она доходит до 20-25 % (причем, помимо этого, немецкий производитель молока получает огромные государственные дотации, сформированные за счет поступлений в бюджет из других, более доходных отраслей). Как видно, в России не только государство, но и перерабатывающие предприятия игнорируют принципы стратегического планирования и продолжают жить «одним днем», осуществляя необоснованное перераспределение в свою пользу финансовых потоков от своих деловых партнеров из аграрного сектора.

Кстати, анализ зарубежного, а также передового российского опыта дает основание полагать, что доля производителя в цене готового к употреблению продукта должна составлять примерно 50 % с некоторыми отклонениями, как в сторону увеличения, так и уменьшения в зависимости от глубины переработки продукции.

Важно отметить, что изучая проблемы обеспечения паритетности условий хозяйствования для различных секторов экономики, мы пришли к выводу, что нарушение или отсутствие научно-обоснованных межотраслевых ценовых балансов является одним из основных факторов развития инфляции.

Таким образом, в целом из вышеизложенного следует, что секторы российской экономики могут выжить и развиваться только вместе, то есть, функционируя с учетом взаимных интересов. Однако это важное условие не учитывается при вступлении России в ВТО, что создает особую угрозу для российской экономики. Дело в том, что российский банковский сектор добился для себя льготных условий вступления в ВТО. А это, согласно правилам ВТО, о которых уже говорилось, автоматически потребует необходимость «сдачи», то есть ущемления интересов каких-то иных секторов российской экономии. Нетрудно спрогнозировать, что ими окажутся реальные сектора и, прежде всего, аграрный сектор. Это приведет к тому, что разбалансированность межотраслевых отношений в еще большей мере усилится. В результате условия хозяйствования аграрного и других реальных секторов экономики приобретут крайне жесткий характер.

В связи с этим возникает ряд вопросов. Во-первых, если банковский сектор, в значительной мере окрепший за счет перекачки ресурсов из других отраслей, не способен конкурировать в ВТО, то, как это смогут сделать аграрный и другие реальные сектора экономики, попавшие в кризисное состояние из-за чрезмерных аппетитов самих банков? Во-вторых, целесообразно ли вступление России в ВТО в условиях, когда даже банковский сектор, относящийся к числу наиболее сильных в России, нуждается в специальных защитных мерах, а реальные сектора экономики находятся в глубоком кризисе? Ответы на эти вопросы очевидны.

Почему же игнорируются интересы реальных секторов экономики? В частности, чем объясняется то обстоятельство, что аграрный сектор практически официально на федеральном уровне признан неперспективным и получил статус «черной дыры»? По нашему мнению все это вызвано тем, что управлять экономикой в рыночных условиях значительно сложнее, чем при прежней административно-командной системе. Особенно это относится к реальным секторам экономики. Характерные рыночной системе экономические инструменты управления тоньше, требуют более высокой квалификации от чиновников, выполняющих функции по регулированию деятельности секторов российской экономики. Отсутствие такой квалификации, то есть некомпетентность и вынуждает чиновников искать разного рода причины отставания экономики, служащие для них своеобразным громоотводом.

Между тем, исследования показывают, что в аграрном секторе России имеются существенные резервы, которые остаются нереализованными как раз из-за неэффективности системы государственного управления отраслью. К примеру, сейчас, когда рынок мяса в стране считается относительно защищенным, в Россию ежегодно импортируется не менее трех млн. тонн мяса (с учетом неучтенного завоза). По мнению авторитетных специалистов на замещение данного импорта мясом отечественного производства потребуется не более 2-3 лет. В результате почти на 4 млрд. долларов США увеличится выручка отечественных сельхозтоваропризводителей, на 30 % вырастет зарплата работников сельхозпредприятий, существенно возрастут поступления в бюджеты разных уровней. Это всего лишь один резерв, который реально и относительно быстро можно реализовать путем развития внутренней конкуренции. Подобных резервов в аграрном секторе страны множество. Поэтому при вступлении в ВТО, прежде всего, следовало бы заботиться не об относительно сильном банковском секторе, а о сельском хозяйстве.

В заключение необходимо отметить, что изложенные выше аргументы не являются призывом против вступления России в ВТО. Речь идет лишь о том, что, образно выражаясь, «поезд ВТО идет значительно быстрее, чем аграрный и другие реальные сектора российской экономики». Чтобы сесть в этот поезд, экономике страны нужен соответствующий разбег. Обеспечить его можно только при одном условии — повышении эффективности системы государственного управления экономикой за счет привлечения к руководству ею людей, обладающих необходимыми знаниями и морально-нравственными качествами, а также не связанных с интересами бизнес-групп. Россия как никогда остро нуждается в радикальном улучшении кадровой политики на федеральном уровне. Пока же именно низкая эффективность системы государственного управления экономикой мешает реализации даже тех резервов развития страны, которые в прямом смысле «лежат на поверхности».

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить